Обо мне

Моя фотография

Преподаватель русского языка и литературы
Узбекистан

воскресенье, 13 апреля 2014 г.

Выразительные средства фонетики

В художественных произведениях, и главным образом в поэзии, используются различные приемы усиления фонетической выразительности речи.
Особым образом организованная поэтическая речь получает яркую эмоционально-экспрессивную окраску. В этом – одна из причин того, почему содержание стихов не допускает «пересказа в прозе».
Звукопись - прием усиления изобразительности текста с помощью повторения ударных и безударных слогов, гласных и согласных звуков.
Наиболее распространенной формой звукописи являются поэтические повторы, образующие особое построение текста. Это придает тексту своеобразную симметрию.
Например:
Я мечтою ловил уходящие тени,
уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.

И чем выше я шел, тем ясней рисовались,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вдали рисовались,
Вкруг меня раздавались от Небес до Земли.

(Бальмонт)
Основной принцип усиления фонетической выразительности речи состоит в подборе слов определенной звуковой окраски, в своеобразной перекличке звуков. Звуковое сближение слов усиливает их образную значимость, что возможно только в художественном тексте, где каждое слово выполняет важную эстетическую роль.
Главным способом усиления фонетической выразительности художественной речи является звуковая инструментовка — стилистический прием, состоящий в подборе слов близкого звучания.
Например:
Пирует Петр. И горд, и ясен,
И славы полон взор его.
И царский пир его прекрасен.
Здесь повторяются гласные [о], [а] и согласные [п], [р], [т]. Это делает стих музыкальным и ярким; в богатстве звуковых повторов словно отражается широта размаха воспеваемого победного торжества. Звучание речи подчеркивает основные, доминирующие в тексте слова пирует Петр.
Обычно стих бывает инструментован (как в нашем примере) повторением сразу нескольких звуков. И чем больше их вовлекается в такую «перекличку», чем яснее слышится их повторение, тем большее эстетическое наслаждение приносит звучание текста.
Такова звуковая инструментовка пушкинских строк: Взгляни: под отдаленным сводом гуляет вольная луна; Взлелеяны в восточной неге, на северном, печальном снеге вы не оставили следов (о ножках); Ей рано нравились романы; Чья благородная рука потреплет лавры старика!; И дам обдуманный наряд; Кровать, покрытая ковром; Наследников сердитый хор заводит непристойный спор и т. д.

Вместо термина «звуковая инструментовка» иногда употребляют другие: говорят «инструментовка согласных» и «гармония гласных». Теоретики стиха описывают разнообразные типы звуковой инструментовки. Назовем лишь самые главные из них.
В зависимости от качества повторяющихся звуков различают аллитерацию и ассонанс.
Аллитерацией называется повторение одинаковых или сходных согласных.
Аллитерация - древнейший стилистический прием усиления выразительности стиха повторами согласных звуков. Этот прием встречается в народной поэзии и в литературе всех народов мира. Им богаты стихи Гомера, Гесиода, Горация, Вергилия и многих позднейших поэтов Европы — Данте, Петрарки, Ронсара, Шекспира. Чувство меры и художественный такт поэта определяют выбор, характер и уместность аллитерации в стихе; правил пользования ею нет и быть не может.
В русском народном стихе аллитерация занимает заметное место. Звучные аллитерации рассыпаны в тексте «Слова о полку Игореве»:
..Трубы трубят в Новеграде, стоять стязи в Путивле...
Звукосочетания [тр] и [гр] создают ощущение собирающегося войска, в этих звукосочетаниях слышатся звуки военных маршей, грохот военного оружия, тогда как звукосочетание [ст] дает ощущение стабильности, но вместе с тем и скрытой угрозы. Все вместе – передает напряжение перед битвой, с одной стороны, уже волнительного, с другой стороны – пока еще спокойного настроения.
Великолепными мастерами аллитерации были А.С. Пушкин, Ф. И.Тютчев, А. П. Сумароков, Г. Р. Державин и К. Н. Батюшков, Н. М. Языков, Н. А. Некрасов.
Например:
Нева вздувалась и ревела
Котлом клокоча и клубясь.

(А.С. Пушкин)

Волга, Волга, весной многоводной
Ты не так заливаешь поля...

(Н. Некрасов)

В строфе из стихотворения Бальмонта повторяется звук [ л ]:
Лебедь уплыл в полумглу,
Вдаль, под луною белея.
Ластятся волны к веслу,
Ластятся к влаге лилея...
В пушкинских строчках заметны аллитерации на [н ], [ д ], [ с ], [ в ]:
Настанет ночь; луна обходит
Дозором дальний свод небес,
И соловей во мгле древес
Напевы звучные заводит.
С наибольшей определенностью наш слух улавливает повторение согласных, стоящих в предударном положении и в абсолютном начале слова. Учитывается повторение не только одинаковых, но и сходных по какому- то признаку согласных. Так, возможна аллитерация на д — т или з — с и т. д.
Например:
Марш!
Чтоб время
сзади
ядрами рвалось.
К старым дням
Чтоб ветром
относило
Только
путаницу волос
(Маяковский).
Аллитерации на [ р ] в первой части этого отрывка, чеканный ритм, отрывистое звучание этих строк не оставляют сомнения в назначении звукописи, которой поэт стремится передать музыку марша, динамику борьбы, преодоления трудностей...
В иных случаях образная символика звукописи более отвлеченна.
Так, только воображение поможет нам почувствовать в аллитерациях на ж — з леденящий холодок металла в отрывке из стихотворения Н. Заболоцкого «Журавли»:
А вожак в рубашке из металла
Погружался медленно на дно,
И заря над ним образовала
Золотого зарева пятно.
Звуковой символизм до сих пор оценивается исследователями неоднозначно. Однако современная наука не отрицает того, что звуки речи, произносимые даже отдельно, вне слов, способны вызывать у нас незвуковые представления. В то же время значения звуков речи воспринимаются носителями языка интуитивно и поэтому носят довольно общий, расплывчатый характер.
Как утверждают специалисты, фонетическая значимость создает вокруг слов некий «расплывчатый ореол» ассоциаций. Этот неопределенный аспект знания вами почти не осознается и лишь в некоторых словах проясняется, например: репей, хрыч, мямля, балалайка - арфа, лилия. Звучание таких слов заметно влияет на их восприятие.
В художественной речи, и прежде всего в поэтической, сложилась традиция деления звуков на красивые и некрасивые, грубые и нежные, громкие и тихие. Употребление слов, в которых преобладают те или иные звуки, может стать в поэтической речи средством достижения определенного стилистического эффекта.
Органическая связь звукописи с содержанием, единство слова и образа придает звуковой инструментовке яркую изобразительность, однако восприятие ее не исключает субъективности. Вот пример из стихотворения Асеева «Заплыв»:
Легши на бок,
напрягши плечо,
Я вперед уплываю
еще,—
постепенно
волной овладев,
по веселой
и светлой воде.
И за мной,
не оставив следа,
Завивает
воронки вода
.
Нам представляется, что аллитерации на ш — п передают скольжение по волнам; настойчивое повторение [в ] в последних строчках вызывает представление о замкнутой линии, круге, что ассоциируется с воронками на воде.
Установление такого «звукосмыслового подобия» может опираться на довольно сложные ассоциации.
Например, в строчках Б. Пастернака
Свой сон записывал Шопен
На черной выпилке пюпитра -
можно увидеть фантастические очертания сна в прихотливом рисунке звуковых повторов и в необычном для русской фоники сочетании звуков в слове «пюпитр»
В стихотворении Маршака «Словарь» изобразительна такая строка: В его столбцах мерцают искры чувства. Здесь дважды повторенное сочетание ца как бы изображает «мерцание».
Независимо от образного осмысления звукописи, ее использование в поэтической речи всегда усиливает эмоциональность и яркость стиха, создавая красоту его звучания.

Аллитерация — самый распространенный тип звукового повтора.
Это объясняется доминирующим положением согласных в системе звуков русского языка. Согласные звуки играют в языке основную смыслоразличительную роль. Действительно, каждый звук несет определенную информацию. Однако шесть гласных в этом отношении значительно уступают тридцати семи согласным.
Сравним «запись» одних и тех же слов, сделанную при помощи только гласных и только согласных. Вряд ли можно угадать за сочетаниями еаи, аюо, уи, еао какие-либо слова, но стоит передать те же слова согласными, и мы без труда «прочитаем» фамилии русских поэтов: «Држвн, Бтшкв, Пшкн, Нкрсв». Такая «весомость» согласных способствует установлению разнообразных предметно-смысловых ассоциаций, поэтому выразительно-изобразительные возможности аллитераций очень значительны.
Другим, также распространенным, видом звукового повтора является ассонанс.

Ассонанс - приём усиления изобразительности текста путём повторения гласных звуков.
Например:
Я вольный ветер, я вечно вею,
Волную волны, ласкаю ивы,
В Ветвях вздыхаю, вздохнув, немею,
лелею травы, лелею нивы.
Здесь повторяются гласные "о" и "е".
В основе ассонанса обычно оказываются только ударные звуки, так как в безударном положении гласные часто изменяются. Поэтому иногда ассонанс определяют как повторение ударных или слабо редуцированных безударных гласных.
Так, в строках из «Полтавы» Пушкина ассонансы на а и на о создают лишь выделенные гласные:
Тиха украинская ночь.
Прозрачно небо.
Звёзды блещут.
Своей дремоты превозмочь
не хочет воздух.
И хотя во многих безударных слогах повторяются варианты этих фонем, переданные буквами о, а, их звучание не влияет на ассонанс.
В тех случаях, когда безударные гласные не подвергаются изменениям, они могут усиливать ассонанс.
Например, в другой строфе из «Полтавы» звучание речи определяет ассонанс на у; поскольку качество этого звука не меняется, и в безударном положении у подчеркивает фонетическое сходство выделяемых слов:
Но в искушеньях долгой кары,
Перетерпев судеб удары,
Окрепла Русь.
Так тяжкий млат,
Дробя стекло,
Кует булат.
В последних двух строках ассонанс на у соединяется с ассонансом на а.
В одном и том же тексте различные звуковые повторы часто используются параллельно.
Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела
(Пастернак).
Здесь и ассонанс на е , и аллитерации на м, л, с, в ; повторяются сочетания согласных: мл, вс - св . Все это создает особую музыкальность поэтических строк.
Каждый хоть раз в жизни слышал или произносил считалочку, с помощью которой можно успокоить плачущих детей: «Тише, мыши, кот на крыше. А котята ещё выше».
Почему одни фразы (стихи, скороговорки, цитаты) каждый из нас помнит и произносит всю жизнь? Как действуют заговоры, приговоры, бабки-шептуньи и пр.? В чем секрет популярных лозунгов и слоганов (политических, рекламных)? Мы уверены, что во всем этом большое значение имеет звукопись.

Диссонанс – сложный вид звукописи, построен на использовании созвучных, но не рифмуемых слов; благодаря этому приему стихотворение приобретает звуковую цельность.
Например:
Было:
социализм —
восторженное слово!
С флагом,
с песней
становились слева,
и сама
на головы
спускалась слава.
Сквозь огонь прошли,
сквозь пушечные дула.
Вместо гор восторга
горе дола.

Стало:
коммунизм —
обычнейшее дело.

(В. Маяковский)

Крут
буржуев
озверевший норов.
Тьерами растерзанные,
воя и стеная,
тени прадедов —
парижских коммунаров
и сейчас
вопят
парижскою стеною.

(В. Маяковский)

Заберусь на рассвете на серебряный кедр
Любоваться оттуда на маневры эскадр.
Солнце, утро и море! Как я весело-бодр,
Точно воздух — бездумен, точно мумия — мудр.
Кто прославлен орлами — ах, тому не до выдр.

(И. Северянин)

Одним из видов аллитерации считается звукоподражание.
Звукоподражание – создание с помощью звуков и слов более конкретного представления о том, что говорится в данном тексте.
Звукоподражание – простейший вид инструментовки состоит в том, что поэт определенным подбором звуков как бы намекает на звуковую сторону изображаемого.
Например:
Вверху рычат германские моторы:
— Мы фюрера покоррные рабы,
Мы превращаем горрода в грробы,
Мы — смерть... Тебя уже не будет скорро.

(«Пулковский меридиан» В. Инбер)
Повторение звука [р ] создаёт иллюзию звука мотора немецкого самолёта, страшный звук бомбардировок. И хотя такое звукоподражание считается элементарным видом аллитерации, но нельзя не признать, что в приведенном отрывке прекрасно передано рычанье фашистских самолетов над осажденным Ленинградом.
Так, у Маяковского в фразе: «Били копыта, пели будто: гриб-граб-гроб-груб...» – даётся довольно чёткая имитация стука копыт.
Знакомым шумом шорох их вершин...
(А.Пушкин)
Речь о соснах; подбором звуков [ш] и сближением двух скользящих придыхательных [х] воспроизведен их шум.
Чуть слышно, бесшумно шуршат камыши...
(К.Бальмонт)

Дрогнул дол, удар раздался...

(А.Майков)
Речь о взрыве; четыре [д], три [р], два ассонанса («уДАр разДАлся») напоминают и звук взрыва, и раскат этого звука.
Твоей твердыни дым и гром...
(А.Пушкин)
Речь о пушечном салюте; дважды [тв], два раза [ды] соотносятся со звуками пальбы.
Вот образец гораздо более тонкого звукоподражания:
И блеск, и шум, и говор балов,
А в час пирушки холостой
Шипенье пенистых бокалов
И пунша пламень голубой.

(А.Пушкин)
Здесь господствуют губные звуки ([б], [в], [м], [п]), шипящие ([ч], [ш]) и сонорные ([р], [л]), составляющие массив в 28 звуков и 44 согласных этого отрывка, то есть 64%.
Ещё один приём, который используется реже других – ономатопея.
Это слова, которые имитируют собственное значение. Такими словами являются слова «храп», «хруст», и производные слова «храпеть», «хрустеть» и т.п.
Например:
И хруст песка, и храп коня
(А. Блок)

Морозом выпитые лужи
хрустят и хрупки, как хрусталь

(И. Северянин)
Более сложный приём звукописи - каламбурная рифма.
Каламбурные рифмы – это рифмы, построенные на игре слов и звуковом сходстве.
Часто они используются с целью достижения комического эффекта. Пример такой рифмы есть у разных авторов, таких как, например, А. С. Пушкин, Д. Д. Минаев, В. В. Маяковский и другие.
В каламбурной рифме используются многозначные слова, а также омонимы – когда между словами устанавливается лишь звуковое тождество, а смысловые ассоциации отсутствуют.
Например:
Вы, щенки! За мной ступайте!
Будет вам по калачу,
Да смотрите ж, не болтайте,
А не то поколочу.

(А. С. Пушкин)

Он двадцать лет был нерадив,
Единой строчки не родив.
(Д. Д. Минаев)

Область рифм — моя стихия,
И легко пишу стихи я,
Без раздумья, без отсрочки
Я бегу к строке от строчки,
Даже к финским скалам бурым
Обращаюсь с каламбуром.
(Д. Д. Минаев)
Ещё один прием звукописи анафора и эпифора. Так называют подраздел звукописи, различающий её по местоположению в стихе.
Эпифора - повторение конца стиха.
Анафора, или единоначатие, — стилистический прием, заключающийся в повторении сродных звуков, слов, синтаксических или ритмических построений в начале смежных стихов или строф.
Звукопись - применение разнообразных фонетических приёмов для усиления звуковой выразительности речи.
Звукопись позволяет значительно (в разы) усилить воздействие речи и текста, подбирая слова с “правильными звуками”.
Например:
Трое суток было слышно, как в дороге скучной, долгой
Перестукивали    стыки:    на  восток, восток, восток...

          ( П. Антокольский воспроизводит звук вагонных колёс.)
Или:
Возле меня по путям двигался локомотив.
Справа по рельсам проехал паровоз.
Звукопись часто встречается в русской литературе, особенно в стихах. Очень здорово её использует К.Д. Бальмонт, который дал образную характеристику звукам речи (звук есть «малый колдующий гном», волшебство) и, конечно, В.В. Маяковский.

Основные функции звукописи

 Художественное назначение звукописи может заключаться в простом создании гармонии, музыкального звучания речи (У Черного моря чинара стоит молодая… - Лермонтов М. Ю.). Такое использование звукописи, если оно не наносит ущерба логической стороне речи, вполне эстетически оправдано. Стройное повторение созвучий и отдельных согласных придает речи особую красоту.
Однако художники слова обычно не довольствуются красотой звучания речи и стараются привлечь звукопись к решению более сложных стилистических задач. Звукопись может выполнять серьезную смысловую функцию в поэтической речи: подчеркивать логически важные слова, художественные образы, мотивы, темы. На эту сторону звукописи обращал внимание В.В. Маяковский, рассказывая об особенностях художественного творчества. В статье «Как делать стихи?» он писал: «Я прибегаю к аллитерации для обрамления, для еще большей подчеркнутости важного для меня слова». Звуковое подобие слов часто подчеркивает смысловую близость, однородность предметов. Звуковые повторы выделяют однородные члены предложения.
Звукопись может играть композиционную роль: сообщать сходное звучание смысловым отрезкам фразы и отличать фонетически каждый новый поэтический образ.
Например:
Ты рванулась движеньем испуганной птицы,
Ты прошла, словно сон мой легка...
И вздохнули духи, задремали ресницы,
Зашептались тревожно шелка.

(А. Блок)
Здесь повторение звуков в - у - п в первой строке объединяет слова, связанные с образом птицы; иную звуковую окраску получает сравнение словно сон; «перекличка» согласных и гласных отличает последующие речевые отрезки, разделенные паузами: за словосочетанием "вздохнули духи" словно слышится вздох (эту иллюзию создает сочетание звуков д - у - х), образное выражение "задремали ресницы" получает особую экспрессию благодаря гармонии созвучий ре - ре, з - с - ц; наконец, в последующей строчке выразительная аллитерация на шипящие отражает шум шелковых нарядов промелькнувшей таинственной незнакомки…
Таким образом, развитие темы находит последовательное отражение в аллитерациях и ассонансах.
Как выразительное средство используются звуковые повторы в заголовках газетных и журнальных статей, художественных произведений («Роса на рассвете», «Фонтаны Федоровки»). Такое использование звукописи можно назвать привлекающим внимание.
Если провести аналогию с приготовлением пищи, то звукопись позволяет не скучно готовить блюдо, а свободно экспериментировать в процессе, добавляя приправы и специи.
Пересаливать свою речь (устную, письменную) аллитерацией и ассонансом не стоит. Гораздо эффективней с их помощью подчеркнуть её основную сущность, вычленить сердцевину смысла, царапая собеседника в самое сердце.
Упражняясь в звукописи, можно не просто развить внимание, память и расширить словарный запас, но и (самое главное) почувствовать, как легко Ваши фразы изменяют свое звучание с МОЩНОГО и ВЕЛИЧЕСТВЕННОГО, на ТИХОЕ и ПРОНИКНОВЕННОЕ, стоит лишь правильно подобрать слова.
Процесс повелевания предложениями приятно поражает. Затягивает. Позволяет получить положительные эмоции при написании даже самых скучных текстов.
Замечать звукопись в текстах других авторов – отдельное умение и удовольствие.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Последние комментарии